***

Jul. 17th, 2013 01:18 pm
rhyme_addict: (Default)
Всё закончилось. Се ля ви...
Есть твоё, есть моё. Нет нашего.
Всепогодный костюм любви
будет кто-то другой разнашивать.
Все свои - за грядой кулис.
Против Крамеров - только Крамеры.
Словно выкачан воздух из
нам назначенной барокамеры.
Одиночество. Ночь без сна
бьёт по темени, словно палица.
Память прежде была нужна.
Ну, а нынче нужней беспамятство.
Под ногами дрожит земля;
спят игрушки и спит масс-медиа...

Вот такая финита ля
человеческая комедия.
rhyme_addict: (Ia Confused)
А в динамиках - тенор, не дающий поблажки,
он взрывает пространство, он звенит тетивой.
И мурашки по коже, как живые мурашки,
что, наверное, значит: сам я тоже живой.

Ничего не стихийно, ничего не случайно,
сколько жил ни порви ты, сколько сил не потрать...
Мы ведь просто паяцы, ты же знаешь, Лучано.
Что ни сделают с нами, наше дело - играть.

Жизнь короче аккорда, жизнь - словечко в остроте.
Ты вдохнуть не успеешь, и - "Закройся, Сезам!"...
Ничего не вернется, друг мой Бесповоротти.
Значит, пой.
Так, как можешь.
Лей на раны бальзам.

Save

Jun. 15th, 2013 12:01 pm
rhyme_addict: (Ia Confused)
Мы с двух сторон над той же пропастью во лжи,
и нас друг к другу не приблизишь, хоть умри.
Я сохраню тебя в формате джей пи джи,
я сохраню тебя в формате эм пи три.
Мир полон счастья. Птиц взволнованный галдёж -
как дробь горошин в гладь оконного стекла...
Здесь в виде рифмы так и просится "Не ждёшь",
что будет правдой. Рифма здесь не солгала.
Судьба бестрепетно вращает жернова.
Когда ж становится совсем невмоготу,
то пустота преобразуется в слова,
а те, взлетая, вновь уходят в пустоту.
В ладони - вишни, а в стакане - "Каберне",
заходит солнце за разнеженный лесок...
А мысль о том, что ты не помнишь обо мне,
голодной крысою вгрызается в висок.
Кому пенять, что не совпали два пути,
что рухнул дом, как будто сделанный из карт...
Я сохраню тебя в формате эйч ар ти,
что, как известно, сокращенное от "heart".
rhyme_addict: (Ia Confused)
Скорее всего, это будет весною,
бодрящей подобно глоточку "Муската".
И будут дождинки висеть пеленою
над городом в розовых бликах заката.
И кто-то, не выдержав, выйдет из дому
прислушаться к дальнему майскому грому,
поскольку не будет иного резона
помимо весны. И дождя. И озона.

И радуга, цветом достойная фото,
протянется по направлению к лету...
Герой наш, случайный неназванный Кто-то,
неспешно докурит свою сигарету,
негромким надеждам своим улыбнётся...
Вот только домой он уже не вернётся:
навек отменив наступление лета,
граната рванёт за грудиною где-то.

Прохожие, глаз изумлённых не пяльте
и в "Скорую Помощь" зазря не звоните...
Лежит человек на блестящем асфальте
и солнце закатное держит за нити.
Дождинки стучат по бледнеющей коже.
Есть бог или нет - он узнает чуть позже...

Скорее всего, это будет весною.
Возможно, с тобою.
Возможно, со мною.
rhyme_addict: (Ia Confused)
В то время и в средних широтах гуляли пассаты,
в то время деревья, как водится, были большими...
Размеренный пульс окончания семидесятых
стучал, как поздней нам сказали, в застойном режиме.
Уже д'Артаньян возвратил королеве подвески,
и Гоголь уже написал о летающей панне...
Я помню девчонку с мальчишкой. Обычных. Советских.
Живых, остроумных и слывших душою компаний.
Им были еще неизвестны объятия сплина;
для них в партитуре нашлись энергичные ноты:
они хохотали и пили дешевые вина,
они бесподобно умели травить анекдоты.
Но только они попадали в одно помещенье -
как будто бы свет выключался в большом кинозале...
Планета на эти часы прекращала вращенье,
и словно по прихоти мага, слова исчезали.
И воздух сгущался, как жар вулканической Этны;
Они замирали, друг друга коснувшись случайно...
Меж ними струилось молчанье, как дым сигаретный,
и всем очевидна была их неловкая тайна.
А рядом - горбушки, стаканы да шпроты. Аскеза.
А рядом - лились из колонок битловские нотки...
Но стоила мессы их странная кома together,
смесь боли и счастья, смятенный отрезок короткий.
Любовь и такою бывает - пугливее лани.
И тех, кто в себе ее носит, никто не осудит...

Полгода спустя он бессмысленно сгинет в Афгане.
Она выйдет замуж.
Но помнить, наверное, будет.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Любимая, спи. И да будет спокоен сон,
доверенный дому, сумраку и июлю...
В то время как я, охранитель принцесс, дракон,
твой сон по законам сказки покараулю.
Любимая, спи. И, пожалуйста, крепче спи,
не помня дневных тревог и досужей скуки...
Я стану собакою верною на цепи,
впитавшей пушистой шерстью ночные звуки.
Не будeт дождей, барабанящих в скаты крыш,
машинных сирен и птиц, верещащих глупо...
Я сделаю купол над нами, пока ты спишь,
с запретом на всякий доступ под этот купол.
Любимая, спи... Но во сне своем улови
всё то, что могу почувствовать без труда я -
как бродят по комнате токи моей любви,
с дыханьем твоим тональностью совпадая.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Вспомни время, как старую фотку...
В нем не гнали по радио рэп.
В нем четыре двенадцать - за водку,
восемнадцать копеек - за хлеб.
В нем мы крохотной мелочи рады,
как не снилось теперешним вам...
В нем артисты советской эстрады
органичны, как руки по швам.
И зовет, и зовет в свои сени,
безнадежно закрыв рубежи,
постоянная ложь во спасенье
без надежд на спасенье от лжи.
И на лошади смотрится бойко
не носящий костюмов и брюк
гордый Митич по имени Гойко,
югославский фактурный физрук.
Недоступны ни Осло, ни Мекка
на века, до скончанья времён.
Всюду красная морда генсека
в окружении красных знамён.
Но летит к нам звездой непогасшей,
мотыльком неразумным на свет
скоммунизженной юности нашей
чуть стыдливый негромкий привет.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Минорная полночь. Стылое Время Ноль.
Мороз как Кандинский. Линии на оконце...
Когда-то, наверно, стихнет и эта боль,
которая горячей, чем в Сахаре солнце.
Пред темным - оттенки светлого пали ниц
с покорной буддийской грацией самурая.
Глядят фонари сквозь дыры пустых глазниц
на ночь, у которой нет ни конца, ни края.
Окончен сезон. Досказаны все слова.
И даже не видно, выпал ли снег, не выпал...

В забытом кино мисс Одри была права.
Всё правильно: "People don't belong to people".
rhyme_addict: (Ia Confused)
Беда придет позднее. Но сперва,
пока огонь обиды не потух,
уходят в ночь последние слова -
бессильные, как тополиный пух.
Беда придет позднее. А пока
над полем битвы горький дым повис,
и горною лавиной облака,
покинув небеса, упали вниз.
И два билета к Ною на паром
свою былую исчерпали суть...
Беда придет позднее. Словно гром,
от молнии отставший на чуть-чуть.
Трусливо, как гиена и койот,
как прячущий лицо под маской вор,
беда придет поздней. Но не добьет
тебя контрольным выстрелом в упор,
а будет лишь свидетелем тому,
как, позабыв свои цветные сны,
начнешь ты нисхождение во тьму
своей еще не понятой вины.
rhyme_addict: (Ia Confused)
На месте не сидится журавлям.
Доверившись природному порыву,
они летят по осени в Бат-Ям,
Преторию и Антананариву.
А там их ждут зеленые поля,
обильный корм и близость к водопою...
И журавли летят: и пользы для,
и для простого счастья быть собою.
Что есть, помимо этих двух мерил,
вмещаемых в обычнейшие строки?
Вот если б нам с тобой по паре крыл
да нужные воздушные потоки -
мы коньячку бы дернули по сто
и взмыли ввысь, как ангельская нота...

И ничего, что нас не ждёт никто.
Как будто нам с тобою нужен кто-то...
rhyme_addict: (Sad Ia under rain)
Твои отпечатки, твои опечатки,
как след мотоцикла на мокрой брусчатке
в какую-то осень, обычную осень
исчезнут, как будто их не было вовсе.
Ни хляби морские, ни частые мели
смиренью тебя научить не сумели,
а все черновые попытки остаться
смешней бубенцов на шапчонке паяца.
Погаснут огни на знакомой арене,
и ты превратишься в прошедшее время,
в бесстрастную темень, в уснувшее эго,
в падение вечного мокрого снега -
со всею своею любовью безмерной,
со всею своею непознанной скверной
уйдешь. И с тобой совпадет безголосьем
обычная осень.
Финальная осень.
rhyme_addict: (Default)
В ту осень носились молнии в небе низком,
и в воздухе плотным комом стояла влага...
Они занимались вместе в кружке английским.
Она оставалась. Он - уезжал в Чикаго.
Обоим хотелось ближе сидеть друг к другу
над книгою Бонк. Им было вдвоем - спокойней...
А после - она спешила домой, к супругу.
Он мчался к жене, беременной скорой двойней.
И сладок был Present Perfect в прохладном зальце
под дождь, равнодушно бьющий по старой крыше...
И только в конце - коснулись друг друга пальцы,
и пульсы взлетели к небу. А может, выше.
Но кончился English. В классе утихло эхо.
Других поджидал всё тот же учебный метод...
И вскоре - она осталась, а он уехал.
Ничто не могло нарушить сценарий этот.
И жизнь потекла спокойным теченьем Леты,
поскольку судьбе и Богу безмерно пофиг,
что двое людей на разных концах планеты
не склеят уже свой треснувший Present Perfect.
rhyme_addict: (Default)
В зеркалах - потускневший мужчина неведомой масти,
а ведь, помнишь, смеясь, ты звала меня "жгучий шатен"...
Набегает волна, лижет гальку оскаленной пастью,
и пишу я тебе из прибрежного города N.
Ты, возможно, припомнишь его: променады, таверны,
синусоидным скользким угрём - незатейливый пляж.
На парковке машины, как прежде, малы и двухдверны:
коль в разгаре сезон, то в разгаре и ажиотаж.
Здесь все люди попарны. Одна - только черная кошка,
что с бордюра глядит на небес пламенеющий край...
Как же странно: осталась от времени мелкая крошка,
а когда-то казалось, что времени - хоть отбавляй.
Вот трехлетний малыш из песочка построил запруду,
а в ручонке его в виде лейки - пластмассовый гусь...

Я когда-то сказал, что тебя никогда не забуду,
сам не ведая толком, насколько я прав окажусь.

***

Sep. 4th, 2012 08:48 am
rhyme_addict: (Default)
Ты проживал спокойный миттельшпиль;
на полочках души лежала пыль,
ни мусорa не спрятав, ни сокровищ.
Но как-то к берегам твоим муссон
прибил любовь, похожую на сон -
сон разума, рождающий чудовищ.

Она вошла в тебя, как в лавку - вор.
Кипящий магматический раствор,
как бешеный, в твоих понесся венах.
Как будто завладел твоей душой
кошмарный камероновский Чужой,
и ты сегодня - раб мутаций генных.

Забудь себя. Чужого не гневи.
Всё то, что не относится к любви,
отныне навсегда третьестепенно.
Ты можешь поклоняться только ей,
а индивидуальности твоей
хребет переломили о колено.

Ты помнишь лишь основы: свет и тьму.
А остальное - нужно ли кому
и в прошлом веке и в текущем веке?
"Не укради!" ты помнишь, "Не убий!"..
Всё остальное стёрто. Се ля Вий,
твои больные опустивший веки.

Добра не помнишь. И не помнишь зла.
Не помнишь дней, которым несть числа,
коллег, друзей, врагов и одалисок.
Не возмущайся и не прекословь...

В сторонке усмехается любовь,
свой снайперский тобой пополнив список.

22

Jul. 26th, 2012 08:38 am
rhyme_addict: (Default)
Когда реальность не казалась хмурой,
и судьбоносны не были слова,
и возраст совпадал с температурой
за окнами - всё те же двадцать два;
когда был разум радостным и пылким,
выигрывавшим споры и пари -
то виделись на камне у развилки
не три пути, а триста тридцать три.
Пустой столовский суп с горбушкой хлеба
вполне сходил за самый первый класс,
и что-то было в цвете снов и неба,
чего сегодня не находит глаз.
Была надежда главною микстурой
для всех болезней средней полосы...
А ночью снилась девушка с фигурой,
похожей на песочные часы.
rhyme_addict: (Default)
До чего ж хорошо!
Я - иголка в стогу.
В школу я не пошел.
В школу я не могу.
В суматохе родня,
носят пить мне и есть...
Мне везет: у меня
тридцать восемь и шесть.
Растревожена мать.
В горле еж. Я горю.
У соседей слыхать,
сколько лет Октябрю,
там про вести с полей,
трактора и корма...

А в постели моей
пухлый томик Дюма.
Затененный плафон.
И со мною в душе
де Брасье де Пьерфон
и хитрюга Планше...
Что мне банки, компресс?!
Я молчу. Я не ем.
Госпожа де Шеврез.
Ловелас Бекингэм.
Что мне вирус? - мой дух
совершенно здоров.
Я застрял между двух
параллельных миров.
Тесный дружеский строй,
благородство и честь...
Как прекрасны порой
тридцать восемь и шесть!
Одеяло да плед,
аскорбинки в драже...
Десять лет, десять лет
не вернутся уже.
Снега, снега по грудь
намело на фасад...

Это было чуть-чуть
меньше жизни назад.
rhyme_addict: (Default)
Солнца луч, как языком, крыши лижет.
Дождь умчался, пару ноток отплакав...
Написать бы мне стихи о Париже
в обрамленье восклицательных знаков.

Описать бы - да увы, не сумею
за точнейшими словами в погоне -
Сен-Жерменского предместья камею
у Латинского Квартала в ладони.

Посоветуй мне, мой друг, расскажи-ка,
как вчеканю в свой словесный мятеж я
позолоту обветшалого шика
на величественном Правобережье?

Тема жизни здесь светла и раскрыта,
как весенняя сквознячная дверца.
Неболезненный озноб монмартрита
проникает и в суставы, и в сердце.

Солнце с неба нам смеется бесстыже...
Город светом и теплом опоясан...
Написать бы мне стихи о Париже,
но -
проблемы со словарным запасом.
rhyme_addict: (Default)
Ты писала мне письма, печальные письма писала,
находя те слова, о которых я думать забыл:
про объятья в метро, про манящую тьму кинозала,
про волшебный полёт по веленью неведомых сил.

Ты писала мне письма про дивное гиблое время -
то, в котором срослись в небольшой материк острова.
Ты была словно Карлсон с огромною банкой варенья,
только в банке твоей размешались тоска и слова.

Ты писала о том, что могло бы, могло бы случиться,
будь немного умнее и чуть дальновиднее мы...
Только вот для меня всё не делалась слаще горчица,
и не нёс облегченья простуженный воздух зимы.

Боль свое отболела в сердцах асинхронных усталых,
наше время ушло. Пролилось, как из сита вода...

Ты писала мне письма.
Но я всё равно не читал их,
отправляя их в лимбо,
в отлаженный спам,
в никуда.
rhyme_addict: (Koketka Ia)
Весна рукой махнула - и привет.
Вновь инеем прихвачен твой кювет...
Досмотрен долгий сон. Дочитан Бунин.
И всё привычней голоса сирен,
слова их песен не вместить в катрен.
Но, впрочем, ты к вокалу их иммунен.

Не перемёрзни, мыслящий тростник...
Обочина, где прежде был пикник,
знакома, но на диво неприглядна.
Там ты один, и больше никого,
поскольку от Тезея своего
клубок ревниво прячет Ариадна.

Полна усталой чушью голова;
в молитвослове кончились слова.
На деревах - холодный белый бархат...
Твой потолок - всего лишь чей-то пол;
давно понятно, что король-то гол,
но всё равно обидно за монарха.

Не бойся, капитан. Присядь на мель
и бытие прими, как самоцель,
у неба одолжив глоток озона.
А птицы вновь вернутся, как всегда.
Хотя сюда - особенно сюда -
им возвращаться вроде б нет резона.
rhyme_addict: (Default)
Слово было. Но скорей всего, в начале,
в дни, когда был мир един и не расколот.
А сегодня - доминирует молчанье
соматической реакцией на холод.
Тихий омут: ни метаний, ни литаний,
всю Вселенную зима заполонила...
Обессловели замерзшие гортани,
обездвижели в чернильницах чернила.
И деревья - безразличные, нагие;
звуки кончились. Безжизненно и пусто...
Колпаком накрыла землю летаргия.
Летаргия Иоанна Златоуста.

December 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 31  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 12:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios