***

Jul. 17th, 2013 01:18 pm
rhyme_addict: (Default)
Всё закончилось. Се ля ви...
Есть твоё, есть моё. Нет нашего.
Всепогодный костюм любви
будет кто-то другой разнашивать.
Все свои - за грядой кулис.
Против Крамеров - только Крамеры.
Словно выкачан воздух из
нам назначенной барокамеры.
Одиночество. Ночь без сна
бьёт по темени, словно палица.
Память прежде была нужна.
Ну, а нынче нужней беспамятство.
Под ногами дрожит земля;
спят игрушки и спит масс-медиа...

Вот такая финита ля
человеческая комедия.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Дарован такой размах и такой простор нам!
Гуляй - не хочу, работай, давись попкорном;
и нет ни дождей, ни снега в погодной сводке,
да только везде какие-то люди в чёрном:
холодные взгляды, острые подбородки.

Причёски у них стандартны, дыханье мятно.
Зачем, говорят, вам видеть на солнце пятна?
А ну, говорят, в глаза-ка смотри, не мямли!
По ком нам трезвонит колокол - непонятно,
но вечно живут сомнения - не по нам ли?

Ну как они, стражи нашей с тобой свободы,
внутри ли, снаружи вечно находят броды
и давят, и душат так, что дышать-то нечем,
и мы, подчинившись, тупо считаем годы...
Боржоми не пьют, когда отвалилась печень.

Мы сами себе давно палачи и судьи
и бьем по себе прицельно из всех орудий
под этим долбящим в череп вороньем граем...

А мимо проходят в чёрных костюмах люди.
Мы больше для них угрозы не представляем.
rhyme_addict: (Ia Confused)
А в динамиках - тенор, не дающий поблажки,
он взрывает пространство, он звенит тетивой.
И мурашки по коже, как живые мурашки,
что, наверное, значит: сам я тоже живой.

Ничего не стихийно, ничего не случайно,
сколько жил ни порви ты, сколько сил не потрать...
Мы ведь просто паяцы, ты же знаешь, Лучано.
Что ни сделают с нами, наше дело - играть.

Жизнь короче аккорда, жизнь - словечко в остроте.
Ты вдохнуть не успеешь, и - "Закройся, Сезам!"...
Ничего не вернется, друг мой Бесповоротти.
Значит, пой.
Так, как можешь.
Лей на раны бальзам.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Стакан наполовину полон, стакан наполовину пуст.
Не вей над нами, черный Воланд, как пар в морозный день из уст.
И небо, как "блины" на штанге, нам давит на души с утра...
Не рей над нами, добрый ангел, творец стерильного добра.

Мы вместе составляли сумму, ровняли взбрыки амплитуд.
Наверно, съели фунт изюму и, без сомнений, соли пуд,
познали влажный смрад колодца и мощь бетховенских сонат;
мы были два канатоходца, один делившие канат.

Мы не в печали, не в обиде, но где ж они, цветные сны?
Давно никто из нас не видит отличий мира от войны.
В глазах - бескрылое смиренье, кричащая больная тишь.
Двух наших ярких точек зренья и в микроскоп не разглядишь.

Нет сил ни с саблею на танки, ни в омут чистого листа
на том буранном полустанке, где смачно бьют под дых полста,
и ты знакомишься с распадом, сжимая в точку свой объём...
Стакан - наполовину с ядом.
Но мы его допьём.
Добьём.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Его глаза - как синие озёра;
он не хранит ехидных фиг в кармане.
Ему известно, из какого сора
рождаются добро и пониманье.
Слова его мудры и весят тонны,
очищены от косности и скверны.
Любой толпе он, лидер прирождённый.
укажет путь единственный и верный.
В решениях он скор, как в небе - "Сессна",
в любом дому ему открыты двери.
Любим он горячо и повсеместно
и всеми уважаем в той же мере.
Он зван в Москве, Пекине и Нью-Йорке,
в любом конфликте, на любой развилке...

Поди заметь три тусклые шестёрки
на аккуратно стриженом затылке.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Разместившийся меж потолком и карнизом
и в объятьях бессонниц считая до ста,
ты не знаешь, каков ты: высок или низок,
о себе до сих пор не поняв ни черта.
Ты горазд на добро и способен к укусам,
в каждодневье своем то холоп, то король.
Лишь бы только побоища минуса с плюсом
не давали в итоге законченный ноль.
Беспощадных сомнений растерянный пленник,
ты однажды познаешь себя. А пока
всё ползёшь и ползёшь, обдирая колени
о летящие плотной грядой облака.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Вы не в духе, вы нахмурились, маэстро;
в жестах ваших слишком много резких линий...
Оттого-то репетиция оркестра
происходит по сценарию Феллини.
Музыканты очень любят, чтоб по шёрстке.
Им не нужно, чтоб мороз гулял по коже...
Но сегодня темперамент дирижёрский
к всепрощению не слишком расположен.
Так бывает, если вдруг тоска накатит,
и душа - как воспалившаяся рана...
Дирижёру, как ни странно, мало платят.
И жена его не любит. Как ни странно.
Ничего уже с карьерою не выйдет
в невеликом городке из-за Урала.
Дочка-школьница в упор его не видит,
и любимая команда проиграла;
каждый день таит ошибку на ошибке,
воля в точности похожа на неволю...

Но страшней всего, что вновь вступают скрипки
с опозданьем на шестнадцатую долю.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Давай, дружок, давай ещё по сто;
не оттого, что истина в вине,
а потому что прав Жак-Ив Кусто:
всё лучшее таится в глубине.
Давай, дружок, давай ещё чуток...
Поплачьте обо мне, вдова Клико...
Какой по жилам бродит странный ток,
когда мы наконец-то глубоко.
Кто в глубине ты: старый? Молодой?
Как видишь свет, как различаешь тьму?
Здесь время так спрессовано водой,
что течь отныне некуда ему.
Мы пробовали вверх - но там обрыв,
мы пробовали вбок - но там капкан...
А здесь - кордебалет ленивых рыб
танцует нам замедленный канкан.
Нам надоело попадать впросак,
ронять в ладони жаркую слезу...
Там, наверху, был воздух - но иссяк.
Быть может, он найдется там, внизу.
Мы выжили под сводом шапито,
наш мир над бездной каплею повис...
Давай, дружок, давай ещё по сто.
А после - в батискаф и вниз.
И вниз.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Как было просто для проформы нам
на сцене личного театра
стать хриплым мачо Крисом Норманом
в его дуэте с Сюзи Кватро;
не утомляло дел скольжение,
и каждый день был новой эрой,
покуда нам воображение
служило правдою и верой.
Там, в прошлом - бойких мыслей крошево,
режим возможностей. Пролога.
Но светоносного, хорошего
на деле было-то немного.
Победы, хоть убей, не помнятся,
и пораженья тускловаты...
Жизнь мельтешит, как в битве - конница,
как в небе - клочья белой ваты.
Подобен сноске, примечанию,
бестрепетен, как взор совиный,
путь от начала к окончанию
без серединки. Сердцевины.
Страну, профессию, обычаи
меняй, окрасив разноцветьем...
Но велики ль в тебе различия
меж прошлым временем и этим?
Лишь, как назло, уже не можется,
на миг остановив движенье,
пред зеркалами строить рожицы
своим неброским отраженьям.
rhyme_addict: (Ia Confused)
Оставь-ка, дружище, эти "увы" и "ах!", не стоит кивать в печали на тех и этих. Вот ты говоришь, что ты на вторых ролях, а я отвечаю: "Кто-то совсем на третьих!" А кто-то и вовсе ждет своего кино, устав мельтешить, устав обивать пороги... Твое состоянье - это отнюдь не дно, а мелочи жизни, трещины на дороге.

Оставь-ка, дружище, траурный этот тон; что голову держишь буйную носом книзу? Ужель это небо весит так много тонн, неужто в страну удач не продлили визу? "Всё будет путём!" - спеши намотать на ус. Вперед погляди с надеждой, не празднуй труса - и сменится жалкий минус на бодрый плюс, и сам ты уже не выйдешь за рамки плюса.

Оставь-ка, дружище, слёзный мотив любви - "ушла навсегда, покинула, не вернется"... Не рви себе в клочья душу, мой друг, не рви, и зря не глядись в бесстрастное дно колодца. Всё будет в ажуре, ты это знаешь сам. О сердце своем печалиться слишком рано. Для новой любви откроет врата Сезам, а старая - заживет, как на теле рана.

Оставь-ка, дружище. В руки себя возьми. Гляди-ка, насквозь жилетка моя промокла. Сомнения - вещь обычная меж людьми, особенно если дождь на оконных стеклах. Забудь о беде, держащей тебя в клещах; ведь это не жизнь, когда ты живешь, тоскуя...

Но как самого себя убедить в вещах, в которых других людей убедить могу я?!
rhyme_addict: (Ia Confused)
Не правда ли, ты многое обрёл -
силён, как барс, и зорок, как орёл,
прямое воплощенье сэлф-мэйд-мэна.
Ты молодец, ты вырос выше крыш...
Сейчас уже и не определишь,
когда произошла твоя подмена.

Отрадны цвет лица и аппетит.
Но в небо голубое не взлетит,
набрав немалый вес, твоя Жар-Птица.
Ты больше не шагаешь за края.
Ты взял да сделал смыслом бытия
то, без чего так просто обходиться.

Устали от боев твой меч и щит.
А сердце просто колет - но молчит,
и вечер всё темней, и тени гуще,
и звезды безразлично смотрят вниз...
Ну где же он, печальный мудрый Лис,
умеющий ответы дать живущим?

Неужто всё, что остаётся впредь -
играть, сорить деньгами и стареть,
над устрицами челюстями клацать?!
Но ты забыл, ты намертво забыл
того, кому ты очень нужен был
там, на планете B-612.
rhyme_addict: (Sad Ia under rain)
Твои отпечатки, твои опечатки,
как след мотоцикла на мокрой брусчатке
в какую-то осень, обычную осень
исчезнут, как будто их не было вовсе.
Ни хляби морские, ни частые мели
смиренью тебя научить не сумели,
а все черновые попытки остаться
смешней бубенцов на шапчонке паяца.
Погаснут огни на знакомой арене,
и ты превратишься в прошедшее время,
в бесстрастную темень, в уснувшее эго,
в падение вечного мокрого снега -
со всею своею любовью безмерной,
со всею своею непознанной скверной
уйдешь. И с тобой совпадет безголосьем
обычная осень.
Финальная осень.
rhyme_addict: (Default)
Что будет через год иль пять в пути не шатком и не валком -
нам не дано предугадать, зато вполне дано гадалкам.
Читая нашей жизни том в режиме киномелодрамы,
они узрят казенный дом и жар любви бубновой дамы.

Держи по ветру чуткий нос, стучи крылами, словно кочет -
астрологический прогноз карьерный рост нам напророчит;
и будет гладким жизни ход и обязательств легче путы,
когда ты встретишь Новый Год, в бахилы желтые обутый.

Всезнаньем разгони тоску, стань выше собственной природы:
сочти в кукушкиных "ку-ку" свои оставшиеся годы,
Живи, напрасно не скорбя. И, если сделка по карману,
за пониманием себя сходи к сибирскому шаману.

А я - живу и сею вздор. Мне скепсис светит лампой тусклой;
и я не знаю до сих пор, где кнопка "Стоп", где кнопка пуска.
Глотаю слов горчащий яд, порой ищу покой в стакане,
надеясь, что меня простят шаман, астролог и цыгане,

и остаюсь слепым, как крот, заботы на себя навьюча -
не я, а кто-то разберёт всё то, что обещает future.
А для беспутного меня судьба загадочна, как прежде...
Незнанье завтрашнего дня - синоним ветреной надежде.
rhyme_addict: (Autumn Donkey)
Я зависим. Без строчки - ни дня.
Мне Кирилл и Мефодий - родня.
И слова вырастают в мотивы,
порожденья шальной головы.
Только время уходит, увы...
Новый вдох обнуляет активы.

Не уверен, заметил ли Бог:
я не делал того, что не мог
(что, вообще говоря, не заслуга),
хоть, наличный используя рост,
я мечтал дотянуться до звёзд,
но и с ростом, и с силами туго.

Говорит мне желтеющий клён,
что дороги мои - под уклон,
словно мёрзлая трасса бобслея,
что всё дальше освоенный пик,
и однажды упрётся в тупик
напоённая ветром аллея.

Я привык и не морщу свой лоб.
Так, наверно, привыкнуть могло б
полнолуние к волчьему вою...
Лишь была б некромешною мгла
да любовь простирала крыла
над седою моей головою.

***

Sep. 24th, 2012 07:58 am
rhyme_addict: (Default)
Как всё это глупо, как зло и нескладно,
как неба чернеет натянутый купол...
Не дергай за нити мои, Ариадна,
в театре тобою придуманных кукол.
Сто лет о своей я не думал особе.
От рабства ролей, прирастающих к коже -
уволь. Выходных мне не надо пособий
и премий квартальных не надобно тоже.
Я больше не кукла, не клоун... Я - странник
у пыльной обочины долгого тракта.
Не строй свои козни. Ни кнут и ни пряник
уже не помогут продленью контракта.
Не надо мне сцен и не надо отсрочек;
я слёз расставанья на землю не вылью -
лишь глядя на свой обнулившийся счётчик,
неспешно пройду свою первую милю.
rhyme_addict: (Default)
Это глупо - начинаться в пятьдесят,
когда в голос пять мигреней голосят,
упоенные мотивом одичалым.
Буки-веди начинаются с азов,
вот и ты порою слышишь странный зов,
к позабытым возвращающий началам.

Там машинки, там песочница с песком,
мяч залатанный и чайник со свистком,
там по телеку "Спартак" - "Динамо" Киев.
Там бельё полощет ветер во дворе,
паутина на неярком фонаре,
и деревья. Не как нынче, не такие.

Там на полках книги Верна и Леви,
паранойя удушающей любви,
обучение надеждам и рутине,
академия невидимых карьер,
пневмония и тавро "СССР"
на тщеславной краснокожей паспортине.

Там толпа и сквозняки, но живы те,
с кем сегодня я общаюсь в пустоте,
поражаясь ненатужности общенья.
Эту книгу ни за что не перечесть...
То, что было, превратилось в то, что есть.
То, что есть - опять в процессе превращенья...

Время с той - и время с этой стороны...
Как ни вглядывайся, больше не видны
прошлобудущего времени границы.
Лишь дожди как в давнем прошлом моросят...
Нет запрета начинаться в пятьдесят -
даже с выцветшей исписанной страницы.
rhyme_addict: (Default)
"Сколько лет, сколько зим! Как живете, дружище Ватсон?
В девонширской глуши не устали еще скрываться?
Как жена, как детишки? Всё ли all right у вас?
Видел вашу статью в медицинском журнале как-то,
восхитившись опять языком и подбором фактов.
Вы с годами не стали хуже, и класс есть класс.

Всё со мной, как всегда. За окошком всё тот же Лондон.
Я на скрипке терзаю вновь Мендельсона рондо,
a соседи стучат в небеленый потолок.
И, приписан судьбой к неподвижному арьергарду,
я мисс Адлер не нужен. Равно и Скотланд-Ярду.
Моей годности, Ватсон, сыщицкой - вышел срок.

Вы, наверно, меня б не узнали, мой милый Ватсон...
Я ведь честно пытаюсь печалям не поддаваться
и играю в соседнем клубе в триктрак и в го.
Изучаю покой, словно древний китайский тезис:
мол, увижу, умеючи ждать, как по черной Темзе
проплывут предо мною трупы моих врагов.

Грегсон сильно обрюзг. Налегает на стейки с сыром
и не выглядит занятым местным преступным миром:
то ли рвенье свое утратил он, то ли стиль...
Я ж - как запертый зверь. Помогает один лишь опий,
без которого каждый мой день беспросветней топи.
Вы же помните топи в имении Баскервиль?

А из тусклого неба - опять этот тусклый дождик...
Я растерян, как мог быть растерянным тот художник,
у которого лучший, важнейший украден холст.
Я уеду, дружище, отсюда. Цейлон, Суматра -
всё равно, хоть куда, где сработает, словно мантра,
иронично-смиренное
"Элементарно, Холмс".

Вера

Jul. 11th, 2012 09:09 am
rhyme_addict: (Default)
А ты говоришь: "Попробуй, доверься мне!
Не надо смотреть и думать. Ты просто верь,
и силой шестого чувства в сплошной стене
ты сможешь найти свою потайную дверь.
За этою дверью снова глаза открой,
здесь логика бесполезна и стоит грош.
Встречай незнакомых звезд сумасшедший рой,
который с пчелиным роем так странно схож.
Вперед! И виски не нужно в смятенье мять.
Негибкий логичный разум поставь на "OFF".
Здесь два перемножь на два - и получишь пять,
здесь царство цветных, улыбчивых, теплых снов.
Пусть чувства тебя уводят от мутных дум,
ввергает в свою воронку Мальстрим весны.
А кредо твое, мол, "cogito ergo sum" -
останется там, с другой стороны стены..."

За окнами - серый вечер, озябший сквер,
и вроде бы поздно судьбам идти на лад...
Обидно, что прожил жизнь в дефиците вер,
и видел лишь только то, на что падал взгляд.
Но ты - говори. Волшебны твои слова,
они - словно капли меда на деготь дня...
Ведь ты же права. Я чувствую: ты права.
Ещё лишь чуть-чуть - и дрогнет моя броня.
И я прикрываю веки. Я весь - вовне.
Во имя себя, а может - во имя нас...

Обманчивый контур двери в глухой стене
впечатан в сетчатки наших закрытых глаз.
rhyme_addict: (Default)
Я молюсь о душевном здоровье тех,
кто забыл о значении слова "смех"
и тоскливо тянет свой плуг и соло,
кто живёт в неизменном отрыве от
находимых другими земных щедрот,
чей моральный дух в двух вершках от пола.

Им не надобно в космос, на полюса,
им хотя бы добиться "комси-комса"
и простейшей сноски к разделу "сносно",
чтобы прожитый день не стучал в виски
канонадой безумной слепой тоски
и душа с надеждой была соосна.

Шеи гнуть-то зачем, антилопы гну?
Кто учил вас науке идти ко дну,
с вдохновеньем злым пузыри пуская?
Жизнь сама по себе есть благая весть,
и судьба - пусть такая, какая есть -
всё же явно лучше, чем никакая.

Я молюсь о забывших свой путь домой;
и пускай же мотив немудрящий мой,
как зеленый чай, станет вдруг целебен
для забывших счастье, забывших смех...

Отслужив же молебен за них за всех,
за себя такой же служу молебен.
rhyme_addict: (Default)
Мир непригляден, обезображен,
кажется штукой пустой и глупой,
если глядеть из замочных скважин,
вооружившись огромной лупой.
Ниточки трещин - заметны сразу.
Всё не по правилам, не по смете.
Как очевидно больному глазу
несовершенство всего на свете!
Мир - как товар на блошином рынке:
грязь органична и безусловна...
Ну а в глазах у людей соринки
вдруг вырастают размером с брёвна.
Не привыкая к порядкам здешним,
не загрязнившись душой и телом,
как хорошо быть сторонним, внешним,
сказочным рыцарем в чем-то белом.
Белая нитка, кривая строчка...
Господи, в мире недоброй фальши
дай нам смотреть на других - и точка.

И зеркала убери подальше.

December 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 31  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios