rhyme_addict: (Ia Confused)
Как было просто для проформы нам
на сцене личного театра
стать хриплым мачо Крисом Норманом
в его дуэте с Сюзи Кватро;
не утомляло дел скольжение,
и каждый день был новой эрой,
покуда нам воображение
служило правдою и верой.
Там, в прошлом - бойких мыслей крошево,
режим возможностей. Пролога.
Но светоносного, хорошего
на деле было-то немного.
Победы, хоть убей, не помнятся,
и пораженья тускловаты...
Жизнь мельтешит, как в битве - конница,
как в небе - клочья белой ваты.
Подобен сноске, примечанию,
бестрепетен, как взор совиный,
путь от начала к окончанию
без серединки. Сердцевины.
Страну, профессию, обычаи
меняй, окрасив разноцветьем...
Но велики ль в тебе различия
меж прошлым временем и этим?
Лишь, как назло, уже не можется,
на миг остановив движенье,
пред зеркалами строить рожицы
своим неброским отраженьям.
rhyme_addict: (Koketka Ia)
Однажды наступают день и час,
когда, будь Вы монтёр или писатель,
но говорит лишь тёплое о Вас
добро- и даже недоброжелатель.
Смеётесь Вы, как правила гласят,
хоть жизнь полна заплат и опечаток...

Звучит довольно гордо - "пятьдесят".
И только дрожь от слов "шестой десяток".

Вообще, странное дело. Вопросов почему-то не меньше, а больше. Горбатые вопросительные знаки громоздятся бесформенными кучами. Добро и зло спарены в безликие гибриды, отчего проблема выбора всякий раз превращается в тяжелейшую задачу с заведомым сожалением в итоге. Наверно, пройдет еще какое-то время, и я реально помудрею. Возможно, даже смогу давать советы юношам, обдумывающим житьё. Но пока жизнь выглядит парадоксом. Вроде картинки ниже: )

48

Nov. 26th, 2009 10:04 pm
rhyme_addict: (Default)
Мы - поздние, мой друг: и я, и осень.
Мы оба с ней - почти, но не совсем.
Прислушайся к звучанью: "сорок восемь"
звучит слегка грустней, чем "сорок семь".
Фортуна по привычке смотрит косо -
так на орла взирает козодой.
Мне снова суета суёт в колёса
предметы, несовместные с ездой.
С теченьем дней - не потерять бы фейса,
не отдавать бы загодя бои...
Куда бы я ни плыл, кося под Фелпса -
везде, прошу прощения, буи.
Ну что сказать судьбе, капризной даме? -
она и так всё делает назло.
Так и живу, обложенный буями,
к чему привыкнуть крайне тяжело.
Но верю я: примчится свежий ветер,
прошепчет: "Не сдавайся и воюй!" -
и я забью на все буи на свете
прообраз точной рифмы к слову "буй".

48

Nov. 26th, 2009 10:04 pm
rhyme_addict: (Default)
Мы - поздние, мой друг: и я, и осень.
Мы оба с ней - почти, но не совсем.
Прислушайся к звучанью: "сорок восемь"
звучит слегка грустней, чем "сорок семь".
Фортуна по привычке смотрит косо -
так на орла взирает козодой.
Мне снова суета суёт в колёса
предметы, несовместные с ездой.
С теченьем дней - не потерять бы фейса,
не отдавать бы загодя бои...
Куда бы я ни плыл, кося под Фелпса -
везде, прошу прощения, буи.
Ну что сказать судьбе, капризной даме? -
она и так всё делает назло.
Так и живу, обложенный буями,
к чему привыкнуть крайне тяжело.
Но верю я: примчится свежий ветер,
прошепчет: "Не сдавайся и воюй!" -
и я забью на все буи на свете
прообраз точной рифмы к слову "буй".
rhyme_addict: (Default)
Всё здесь то - и не то. Всё здесь так - и не так.
Будто близок Гурзуф. Будто рядом Судак.
Но на то нам и память, чтоб душу согреть.
Ресторан. А по виду - солдатский барак.
Горизонт негашёной грозою набряк.
День, уж если удался, то только на треть.

Хорошо! Микроклимат эдемовых кущ.
Он доступен и тем, кто не слишком имущ,
кто в прибрежный песок, как в окопы, залёг.
Крылья зданиям вязко стянул, вездесущ,
беспощадный, победно змеящийся плющ.
Не взлететь тебе в небо, мотель-мотелёк.

Это место - причуда. Гольфстримов каприз.
Остужает виски провинстаунский бриз;
льются в уши чужих разговоров куски...
Я никак не пойму; объясните мне, мисс,
почему же Тресковым зовут этот мыс? -
я нырял, но нигде не увидел трески.

Солнце прячется в тучи. Тускнеет софит.
У встревоженных волн непричесанный вид.
До чего ж ты по-женски изменчив, Кейп-Код!
Я с тобой, но от ста ностальгий не привит,
и заразен короткий не мой алфавит,
и заразен чужой генетический код.
rhyme_addict: (Default)
Всё здесь то - и не то. Всё здесь так - и не так.
Будто близок Гурзуф. Будто рядом Судак.
Но на то нам и память, чтоб душу согреть.
Ресторан. А по виду - солдатский барак.
Горизонт негашёной грозою набряк.
День, уж если удался, то только на треть.

Хорошо! Микроклимат эдемовых кущ.
Он доступен и тем, кто не слишком имущ,
кто в прибрежный песок, как в окопы, залёг.
Крылья зданиям вязко стянул, вездесущ,
беспощадный, победно змеящийся плющ.
Не взлететь тебе в небо, мотель-мотелёк.

Это место - причуда. Гольфстримов каприз.
Остужает виски провинстаунский бриз;
льются в уши чужих разговоров куски...
Я никак не пойму; объясните мне, мисс,
почему же Тресковым зовут этот мыс? -
я нырял, но нигде не увидел трески.

Солнце прячется в тучи. Тускнеет софит.
У встревоженных волн непричесанный вид.
До чего ж ты по-женски изменчив, Кейп-Код!
Я с тобой, но от ста ностальгий не привит,
и заразен короткий не мой алфавит,
и заразен чужой генетический код.
rhyme_addict: (Default)
О юность! Праздный хор надежд.
Невнятный стиль. Нечеткий слог.
Сплошной винительный падеж.
Сплошной страдательный залог.

Листок тетрадный. Гладь стола.
Набат часов и пыль в углу.
Она ушла, ушла, ушла...
Осколки жизни на полу.

Всё необъятное - объять.
Любой этюд - играть с листа.
Оценка "кол". Оценка "пять".
Посередине - пустота.

Читать - прожорливо, подряд,
гася в себе страстей пожар:
Аксенов. Кафка. Дюрренматт.
Вийон. Айтматов. Кортасар.

Чужая дача. Стол. Камин.
Четыре пары. Плед. Паркет.
Про капюшон поёт Кузьмин.
За ним Макар - "...не меркнет свет..."

В ТиВи всё те же, без замен.
Обломки цели. Пир горой.
Политбюро понурый член
(по возрасту - Рамзес Второй).

Нагрузка. Комсомольский рейд.
Общага. Бедность. Голоса.
Измятый постер группы "Slade".
Девицы. Водка. Колбаса.


И всё. Затмение. Обрыв.
Сознанье. Долг. Рутина дел.
Баюкает подводный риф
обломки древних каравелл.

О юность, вечная игра,
который век, который год...
И послезавтра - как вчера,
как сотни лет тому вперёд.
rhyme_addict: (Default)
О юность! Праздный хор надежд.
Невнятный стиль. Нечеткий слог.
Сплошной винительный падеж.
Сплошной страдательный залог.

Листок тетрадный. Гладь стола.
Набат часов и пыль в углу.
Она ушла, ушла, ушла...
Осколки жизни на полу.

Всё необъятное - объять.
Любой этюд - играть с листа.
Оценка "кол". Оценка "пять".
Посередине - пустота.

Читать - прожорливо, подряд,
гася в себе страстей пожар:
Аксенов. Кафка. Дюрренматт.
Вийон. Айтматов. Кортасар.

Чужая дача. Стол. Камин.
Четыре пары. Плед. Паркет.
Про капюшон поёт Кузьмин.
За ним Макар - "...не меркнет свет..."

В ТиВи всё те же, без замен.
Обломки цели. Пир горой.
Политбюро понурый член
(по возрасту - Рамзес Второй).

Нагрузка. Комсомольский рейд.
Общага. Бедность. Голоса.
Измятый постер группы "Slade".
Девицы. Водка. Колбаса.


И всё. Затмение. Обрыв.
Сознанье. Долг. Рутина дел.
Баюкает подводный риф
обломки древних каравелл.

О юность, вечная игра,
который век, который год...
И послезавтра - как вчера,
как сотни лет тому вперёд.
rhyme_addict: (Ia with wings)
От жары превращался асфальт в раскаленную лаву,
изнывали от пекла деревья, народ и дома...
Третьеклассник за стенкой учил сонатину Кулау.
Он был явно не Рихтер. И это сводило с ума.

Из квартиры четырнадцать духом тянуло борщовым;
надрываясь, соседка авоськи домой волокла...
Доминошники дружно вбивали эпоху Хрущева
в потемневшую, в пятнах от пива, поверхность стола.

Шестилетнему мне эта жизнь не казалась короткой,
ожидание будущих дней не грозило бедой...
Дед и бабка меня соблазняли картошкой с селедкой,
говорили: "Поел бы, внучок... До чего ж ты худой..."

И они ни журналов, ни книг, ни газет не читали.
Не слыхали о Байроне, По и аббате Прево...
Им досталось от века. Отныне на их пьедестале
были дети и внуки. И больше, считай, никого.

Что им слава земная, и мене, и текел, и фарес?! -
им хватало других, пусть не слишком глобальных, задач:
беспокойно глядеть из окна, преждевременно старясь,
на худого внучка, беззаботно гонявшего мяч.

Не герои ничуть, не носители горнего света
для эпохи, во время которой и ветер затих...

Что я мог понимать в то горячее душное лето,
в то последнее лето, живыми заставшее их?!
rhyme_addict: (Ia with wings)
От жары превращался асфальт в раскаленную лаву,
изнывали от пекла деревья, народ и дома...
Третьеклассник за стенкой учил сонатину Кулау.
Он был явно не Рихтер. И это сводило с ума.

Из квартиры четырнадцать духом тянуло борщовым;
надрываясь, соседка авоськи домой волокла...
Доминошники дружно вбивали эпоху Хрущева
в потемневшую, в пятнах от пива, поверхность стола.

Шестилетнему мне эта жизнь не казалась короткой,
ожидание будущих дней не грозило бедой...
Дед и бабка меня соблазняли картошкой с селедкой,
говорили: "Поел бы, внучок... До чего ж ты худой..."

И они ни журналов, ни книг, ни газет не читали.
Не слыхали о Байроне, По и аббате Прево...
Им досталось от века. Отныне на их пьедестале
были дети и внуки. И больше, считай, никого.

Что им слава земная, и мене, и текел, и фарес?! -
им хватало других, пусть не слишком глобальных, задач:
беспокойно глядеть из окна, преждевременно старясь,
на худого внучка, беззаботно гонявшего мяч.

Не герои ничуть, не носители горнего света
для эпохи, во время которой и ветер затих...

Что я мог понимать в то горячее душное лето,
в то последнее лето, живыми заставшее их?!

Такси

Jul. 14th, 2008 11:01 am
rhyme_addict: (Default)
Старый кэб закатного цвета ржавого.
Сторроу-Драйв. Из русских краев таксист.
И всё те же песни Тимура Шаова,
да налип на "дворник" зеленый лист.

Дождь и град смешались в такое крошево,
что, ей-богу, Бостон не стоит месс...
И чернеют тучи, как кляксы Роршаха
на нависшем своде стальных небес.

Занесла ж меня в этот кэб нелёгкая!
Я же мог бы выбрать другой, поди...
Не бубни, таксист, о проблемах, окая,
да потише сделай свои CD.

Поражай другого больными темами
и кляни бурлацки свою баржу...
Да, у нас с тобою похожи демоны,
только я своих при себе держу.

Разве что - в стихи, непрямой наводкою,
я гоню их ближе к Большой Земле...

Еле слышно тянет лучком с селедкою
от салона старого "Шевроле".

Такси

Jul. 14th, 2008 11:01 am
rhyme_addict: (Default)
Старый кэб закатного цвета ржавого.
Сторроу-Драйв. Из русских краев таксист.
И всё те же песни Тимура Шаова,
да налип на "дворник" зеленый лист.

Дождь и град смешались в такое крошево,
что, ей-богу, Бостон не стоит месс...
И чернеют тучи, как кляксы Роршаха
на нависшем своде стальных небес.

Занесла ж меня в этот кэб нелёгкая!
Я же мог бы выбрать другой, поди...
Не бубни, таксист, о проблемах, окая,
да потише сделай свои CD.

Поражай другого больными темами
и кляни бурлацки свою баржу...
Да, у нас с тобою похожи демоны,
только я своих при себе держу.

Разве что - в стихи, непрямой наводкою,
я гоню их ближе к Большой Земле...

Еле слышно тянет лучком с селедкою
от салона старого "Шевроле".
rhyme_addict: (Default)
Между Кембриджем и Бостоном
мостик, птички, стар и млад...
Как бы к месту было пО сто нам -
да законы не велят.
Мы смешались с этой гущею,
как с заваркою вода...
Улыбнитесь нам, бегущие
от инфарктов в никуда.
Между Кембриджем и Бостоном -
гладь речная, как стекло...
Как же раньше было просто нам,
как же нынче тяжело.
И не то чтобы пробоины,
и не то что белый флаг...
Просто мы с тобой устроены
чуть неправильно. Не так.
В этом сне, не нами созданном
век проходит, словно час...

Между Кембриджем и Бостоном -
мир, счастливый и без нас.
rhyme_addict: (Default)
Между Кембриджем и Бостоном
мостик, птички, стар и млад...
Как бы к месту было пО сто нам -
да законы не велят.
Мы смешались с этой гущею,
как с заваркою вода...
Улыбнитесь нам, бегущие
от инфарктов в никуда.
Между Кембриджем и Бостоном -
гладь речная, как стекло...
Как же раньше было просто нам,
как же нынче тяжело.
И не то чтобы пробоины,
и не то что белый флаг...
Просто мы с тобой устроены
чуть неправильно. Не так.
В этом сне, не нами созданном
век проходит, словно час...

Между Кембриджем и Бостоном -
мир, счастливый и без нас.
rhyme_addict: (Default)
...а воздух горяч и тесен,
как жаркий гриппозный бред.
В печальнейшей из процессий
намешаны тьма и свет.

Уйдите подальше, леди,
сжимая полоску губ,
от яростных всхлипов меди
из ярких, как солнце, труб.

Кривитесь, солдатик стойкий,
туземный обряд кляня...
Чернеют костюмы-тройки
на белом наброске дня.

В конце той дороги - яма,
крестов однотипных ряд...
Танцует Большая Мама.
Лишь слёзы в глазах горят.

И вы не считайте пошлым,
греховным и напоказ
уменье прощаться с прошлым
под нью-орлеанский джаз.
rhyme_addict: (Default)
...а воздух горяч и тесен,
как жаркий гриппозный бред.
В печальнейшей из процессий
намешаны тьма и свет.

Уйдите подальше, леди,
сжимая полоску губ,
от яростных всхлипов меди
из ярких, как солнце, труб.

Кривитесь, солдатик стойкий,
туземный обряд кляня...
Чернеют костюмы-тройки
на белом наброске дня.

В конце той дороги - яма,
крестов однотипных ряд...
Танцует Большая Мама.
Лишь слёзы в глазах горят.

И вы не считайте пошлым,
греховным и напоказ
уменье прощаться с прошлым
под нью-орлеанский джаз.

Нищий

Feb. 1st, 2008 08:35 am
rhyme_addict: (Default)

Ты бомжеватей сотни других бомжей,
и отовсюду гонят тебя взашей.
Взор диковат и мутен. Бессвязна речь.
Кофта с чужих, и тоже немытых, плеч.
Ты отыграл навеки своё, ди-джей.
Все твои игры больше не стоят свеч.

Рядом с тобой плакат. А на нем слова:
мол, у тебя забрали твои права.
Прежде ты был работник, отец и муж,
ну а теперь - враждебны Господь и Буш.
Ты еще жив, но в принципе, жив едва.
Ты лишь аморфный ком в отраженьях луж.

Всё развалилось. Где-то пошло не так.
В злобном ворчанье слышится только "fuck!";
и не дождаться больше благих вестей...
Где там и как там трое твоих детей?! -
да наплевать. Внутри и снаружи - мрак.
Рядом шныряют сволочи всех мастей.

Сволочи - это мы. Мы вполне чисты.
В наших сердцах разведены все мосты;
а на плаву нас держат долги и раж.
Всё остальное в жизни - пустая блажь. 

Завтра я буду тем, кто сегодня - ты.
Ты же пройдешь - и мелочи мне не дашь.

Нищий

Feb. 1st, 2008 08:35 am
rhyme_addict: (Default)

Ты бомжеватей сотни других бомжей,
и отовсюду гонят тебя взашей.
Взор диковат и мутен. Бессвязна речь.
Кофта с чужих, и тоже немытых, плеч.
Ты отыграл навеки своё, ди-джей.
Все твои игры больше не стоят свеч.

Рядом с тобой плакат. А на нем слова:
мол, у тебя забрали твои права.
Прежде ты был работник, отец и муж,
ну а теперь - враждебны Господь и Буш.
Ты еще жив, но в принципе, жив едва.
Ты лишь аморфный ком в отраженьях луж.

Всё развалилось. Где-то пошло не так.
В злобном ворчанье слышится только "fuck!";
и не дождаться больше благих вестей...
Где там и как там трое твоих детей?! -
да наплевать. Внутри и снаружи - мрак.
Рядом шныряют сволочи всех мастей.

Сволочи - это мы. Мы вполне чисты.
В наших сердцах разведены все мосты;
а на плаву нас держат долги и раж.
Всё остальное в жизни - пустая блажь. 

Завтра я буду тем, кто сегодня - ты.
Ты же пройдешь - и мелочи мне не дашь.

rhyme_addict: (Default)
Что ж ты, прошлое, жаждешь казаться
румяным, завидным et cetera,
чем-то вроде клубка, из пушистейших ниточек времени
свитого?!..

А она выходила из дома напротив
выгуливать сеттера,
и кокетливо ветер
касался ее новомодного свитера.
Read more... )
rhyme_addict: (Default)
Что ж ты, прошлое, жаждешь казаться
румяным, завидным et cetera,
чем-то вроде клубка, из пушистейших ниточек времени
свитого?!..

А она выходила из дома напротив
выгуливать сеттера,
и кокетливо ветер
касался ее новомодного свитера.
Read more... )

December 2015

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 31  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios